fashion / inspire
S home
18+
Cover
Article_title

На обложке апрельского Interview – Джонни Депп с плюшевым медвежонком, а с последнего выпуска Another Man смотрит рыжеголовое
19-летнее дарование Арчи Маршалл aka King Krule. В индустрии нынче молодо-зелено.

Delimeter

Андрей Руденко

Текст

Илья Це

Иллюстрации

«Мы есть то, что мы едим», – сказал Гиппократ и предвосхитил диетологию. Едой мы уже не ограничиваемся. Нас вообще определяет множество вещей и действий, которые мы выполняем каждый день. Мы есть то, что мы едим, читаем, слушаем, смотрим, посещаем, покупаем оптом и в розницу. Но все маски срывает Интернет – сегодня вы можете легко написать психологический портрет человека, спросив лишь, какой поисковый сервис он предпочитает. Можно провести эксперимент: составляешь один и тот же запрос на разных популярных поисковиках и смотришь результаты – они могут впечатлить уже на стадии набора и даже заставить задуматься. Но со словом forever все поисковики обходятся практически одинаково, в первую очередь предлагая онлайн-стор Forever 21. На пару-другую позиций ниже будет песня группы Alphaville 1984 года – воздушный и меланхоличный гимн с посылом «возьмёмся за руки, друзья, и сдохнем молодыми» – время было такое. И это остроумное наблюдение подводит черту под поисками и чаяниями всего человечества: никто не хочет умирать, все ищут эликсир бессмертия, все хотят вернуть свои 21 или достигнуть их и замереть – главное, чтобы во всех барах мира тебе уже наливали.

– Кто хочет жить вечно?

– Мы хотим!

– Дерзайте же!

– Но как?

– Вы невнимательны!

– Почему?

– По кочану!

Лукбуки магазина Forever 21 в этом сезоне особенно вдохновляют: флоральные и полосатые топы, открытая обувь, короткие шортики, рваный деним, гавайские рубашки, козырьки назад, круглые очки, и юность, юность, юность в лицах. Этнические принты зовут в путешествия, принты с акулами и тако манят на пляж, принты с работами Кита Харинга и Жана-Мишеля Баския тянут рисовать фломастерами на стенах под трускульный рэп с восточного побережья, принт с A$AP Rocky – «я рэп, и другого не надо». Well, OK.

Рецепт эликсира бессмертия примерно ясен?

 

Ракима «A$AP Rocky» Майерса можно часто видеть на неделях моды по обе стороны Атлантики, и он знатный хамелеон – аутфитов для выхода в свет у него больше, чем оттенков чёрного в гардеробе Дайан Перне. Но своим другом на веки вечные он называет только Джереми Скотта. И Рафа Симонса. И Рика Оуэнса. Но рядом, как правило, постоянно оказывается Скотт, который отвечает взаимностью. И вот они, допустим, дают совместное интервью свэг-агрегатору complex.com – отвешивают друг другу комплименты, рассказывают о своих потребителях, A$AP упоминает о важности молодых как фундамента будущего и – момент истины для тех, кто пребывал в неведении! – отвечает на лобовой вопрос, отчего хип-хопперы такие падкие на моду. Оказывается, это один из путей сломать стереотип о чёрном парне как о вечной босоте – каждый день вставать с установкой «я буду настолько восхитителен, насколько смогу». Трудно поверить, но борьба за право встать на одну ступень с белым человеком не прекращается. Юношеский максимализм во все поля, легендарному рэпперскому тщеславию нашлось объяснение. Белый человек Джереми Скотт тем временем сидит рядом и умиляется, как умилялся Кастельбажак одним вечером в 90-х, глядя на подарок, преподнесённый ему Джеем Зи, Канье Уэстом и ещё парой десятков ребят – все они были в его мультяшных свитерах, которые продавались в те дни неважно.

Delimeter
«Хип-хоп – единственная культура, где берут начало собственные тренды. Я всегда восхищался хип-хоп артистами за их способность трансформировать вещи, пускай это будут даже джинсы – их выворачивали, подворачивали, ослабляли так, чтобы они провисали… Раньше был рок-н-ролл, и он двигал развитие формы. Теперь это хип-хоп».

Это Скотт решил, наконец, воздать хвалы. И у Ракима от этих слов случился инсайт. Он в восторге. Он накурен. И это причина.

Окинув взглядом нашу дивную малороссийскую природу, понимаешь, что потешного хип-хопа сегодня, в этих коробках русских дворов, не сыскать днём с огнём. Откуда тут взяться такому персонажу, как Tyler, The Creator, когда одна часть нашей рэп-тусовки поставляет контент для пабликов а-ля «Пацанский цитатник», двигая ПТУ-шной урле «за жизнь», другая зависла на тёмной стороне будничной рутины и не выключает генератор туч ни на минуту, а третья обслуживает ультрас и прочий околоправый контингент. Тут можем иронизировать только мы – чтобы не было так страшно (но шутки-то в корне своём ох какие грустные, на самом деле). Хотя, если сопоставить остроту слога, то третья группа вполне могла бы подкинуть своего Тайлера. Однако, визуал: кепка Supreme со словом Golf, винтажные рубахи с коротким рукавом, футболки с колорбарами, принты с пончиками и парусниками, пляжные шорты и кеды – это вылитый Том Сойер, прошедший редакцию «тумблером». И слишком яркий для родимых пенатов – в родимых пенатах кипит смерть.

Но вы всё ещё хотите жить вечно.

За сценой показа коллекции Saint Laurent f/w 2014 Эди Слиман, тот самый, чьи зауженные костюмы заставили Карла Лагерфельда сбросить груз лишних килограммов (и лет), о чём-то мило беседует с Клементин Криви – девушкой-музой-музыкантом из Лос-Анджелеса, написавшей песню к видеоролику Слимана, рекламирующему балетки Saint Laurent. Во внешности Криви хочется разглядеть то набоковскую Лолиту, то коппловскую девственницу-самоубийцу, но потом понимаешь, что какие-нибудь двадцать два года от каких-нибудь семнадцати может отделять лишь интуитивная граница, и прекращаешь гадать. Пару лет назад Клементин мелькнула в онлайн-журнале Rookie – публичном дневнике девочек-тинейджеров, который редактирует Тави Гевинсон, пожалуй, самый юный модный блогер планеты, и, судя по списку проектов, в которых она успела отметиться, уж точно самый респектабельный в своей возрастной категории.

Delimeter
Когда Джона Гальяно выдворили из Christian Dior, Тави заявила, что не будет больше писать о моде. В этом можно узреть что-то символическое: вот ударная волна сметает динозавра, история началась сначала, и такие, как Криви, сегодня выйдут на поверхность, а завтра заставят мир зайтись в дружном
«ми-ми-ми».

Таких Rookie может поставлять регулярно: Джулиа Камминг вызывает вообще какой-то неартикулируемый восторг, передать который помогли бы только восемь рядов эмотиконов – так сейчас проще выразить что угодно. Тоже музыкант, играет в группах Supercute! и Sunflower Bean – такой ностальгический домашний лоу-фай рок, не лишённый ложных воспоминаний о гранже. И можно теперь вспомнить ту прошлогоднюю гранж-диверсию Слимана в Saint Laurent и понять, что это мода не для закостенелых традиционалистов, она идёт на упреждение – если читательницы Rookie ещё не готовы платить самостоятельно, то с родителями договориться уже можно. Дух молодости и Эди Слиман эквивалентны друг другу, а опираться на традиции сегодня в некоторых сферах может быть вообще преступно.

Каждый год сайт Business of Fashion выкладывает шестёрку выпускников колледжа Central Saint Martins. Знакомство с их выпускными коллекциями действует как научный спор, в который не можешь кинуть свои пять копеек, и в итоге дистанционируешься: глубина изысканий и сложность референций вытесняют подчас всякую возможность выйти в этом на люди. Кто-то в сердцах подметил, что когда Лагерфельд описывает свою коллекцию как воплощение идеи о «графической прозрачности» (sic!), то создаётся впечатление, что вряд ли сам дизайнер, высказавший эту эксцентричную мысль, понимает, о чём говорит. Всё это словоблудие ещё можно объяснить желанием новичка выделиться на фоне себе подобных, но прислушайтесь хотя бы к наблюдениям Сьюзи Менкес: Miu Miu, Burberry Prorsum, Lacoste, Кристофер Кейн и Александр Вэнг возвращают к жизни мягкие пастельные тона – розовый, голубой, коралловый. В этом сезоне настало время кукол и суфле.

Честно поднимите руки те, кто недавно захотел вклиниться третьим лишним в принт-дуэль Райана Гослинга и Маколея Калкина. Теперь поднимите руки те, кто всё же окстился и вернул этим господам право разобраться самим. Если пустая футболка уже была куплена до того, как вы передумали, возьмите маркер и нарисуйте хотя бы то, что хотели напечатать – в как можно более наивном ключе. А лучше вспомните вашего личного персонажа из детства, и будет вам процедура омоложения.

Ведь вы же хотите жить вечно?